Место без жалости

Психолог онлайн

«Ладно, хватит», - подумал Олег, прерывая свой внутренний диалог. Сейчас не время думать об этом. Он отправил свою девушку домой, и теперь ему не надо думать о том, чем бы её ещё развлечь. Казалось бы, теперь он может расслабиться. В любой другой день он возможно так бы и поступил, упал бы за компьютер с целью замочить сотню, другую монстров, или спасти от полного уничтожения какую-нибудь безнадёжную цивилизацию. Возможно, даже он позволил бы себе бутылочку пива, несмотря на то, что с деньгами у него всегда был напряг, так как он жил в семье простых инженеров, а сам был еще студентом. В любой другой день, но не в этот, через час он со своим дружком Владом должен был присутствовать на одной очень важной встрече. Или попросту говоря, «стрелке», как тогда это было модно называть.

У Влада был дружок Максим, ещё тот «типок», они вместе учились в техникуме, который в простонародье назывался «шарагой». А у Макса был двоюродный брат, которого, в свою очередь, развели на бабки в той же «шараге», какие-то отморозки. Вот на встречу с этими отморозками Олег и не хотел опаздывать, так как в случае опоздания более чем на 15 минут, стрелу могли посчитать «проколотой», и следовательно, «отжать» с беспредельщиков что-либо станет в разы труднее.

Олег зашёл за Владом, он должен был его уже давно ждать. Открыв дверь Олегу, тот сразу приложил палец к губам, давая понять, что слова здесь ни к чему. Влад быстро взял куртку и тихонько вышел за дверь, дабы избежать лишних вопросов со стороны его матери. В лифте оба молчали, стараясь не выказывать внутреннего напряжения. На улице также молча закурили, поймали тачку и через 15 минут уже были на крыльце Владовского технаря. Там их ждал Макс со своим лоховатым братцем. Было видно, что они очень обрадовались увидев нас, видать уже не раз проскакивали мыслишки о том, что мы их кинули.

Стрела проходила в мужском туалете, точнее в курилке перед ним. Напустив на свою физиономию образ суровости, выпрямив позвоночник, они с Владом вошли в сортир. Олег здесь был первый раз, в отличие от всех остальных.

Это было довольно большое прямоугольное помещение, квадратов 30, с дешёвой кафельной плиткой на полу, которая была небрежно уложена строителями социализма лет 20 назад. На лавочке сидело человек 15 народу, и 5 человек стояло отдельно чуть поодаль. Непонятно с какой целью они все тут толкались, это были просто курильщики, или это были люди с противоположной стороны, что в Олеговском случае выглядело весьма печально, так как их было только четверо. И в самом плохом варианте, им светило кататься по полу, закрывая голову руками от ударов тяжёлых зимних ботинок. Олег отогнал эту мысль, но его нервное возбуждение сильно возросло. Тело, осознав угрозу опасности, начало делать своё дело. Сильная порция адреналина поступила в кровь. Олег ощутил как его мышцы стали приходить в тонус, а ритм сердцебиения заметно возрос. Вместе с этим, он ощутил крайнюю степень собранности.

Ведь он не понаслышке знал, что нет ничего хуже, чем большая группа подростков. Гормональные процессы, происходящие в их телах, превращают их в стаю диких зверей. Ярость одного тут же передаётся другому. В таких сворах всегда образовывается лидер, который не обязательно самый сильный, но чаще всего, самый агрессивный, с подвижной психикой и, как следствие, не очень умный. Его задача заражать их всех агрессией и злобой, тем самым, именно он делал стаю сильной и дерзкой, собственно за это, стая его и ценила.

Зайдя в помещение, и ещё раз окинув взглядом всех присутствующих, он взвесил самый худший для себя исход, машинально отыскивая в помещении предметы, которые он мог бы использовать в целях самообороны. Из предметов он отметил для себя, школьный стул с металлическими ножками, не самое удобное оружие, но больше ничего не было.

Размышления на тему выживания привели к тому, что психическое напряжение стало невыносимым. На какое-то мгновение страх сковал его движения, и он понял, что если сейчас ничего не предпринять, то страх просто поглотит его. Но предпринимать сейчас что-либо было бы глупо, так как ситуация была не ясна. Поэтому Олег продолжил демонстрировать внешнее спокойствие, он просто стал наблюдать. Причём стал наблюдать не столько за окружающими, сколько за тем, что происходило у него внутри. Так как внешне проявить ничего было нельзя, он стал делать это внутренне. Но чем он тогда занимался, он и сам не до конца понимал. В определённый момент, внутренняя напряженность стала невыносимой, а потом произошло нечто странное. Внутри него, как будто что-то щёлкнуло, но самого щелчка как такового не было.. и Олег завис, вне времени и пространства. Напряжение резко спало, оно не ушло полностью, оно как бы отодвинулось на задний план.

Нечто внутри его тела, словно отстранилось от него самого, и стало следить за ним. Звучит как полный бред, но тем не менее, было именно так. Он сам внутри себя, следил за самим собой! И чем дольше он продолжал наблюдать, тем сильнее росло его возбуждение. Пришла одна единственная мысль, об иллюзорности всего здесь происходящего. У него возникли сомнения относительно реальности, а не спит ли он сейчас? Затем он ощутил, что может управлять, своим внутреннем напряжением. Приток адреналина взвел в его теле огромную пружину, которая желала разжаться и совершить работу.

Неожиданно для самого себя, Олег подумал о возможности «уронить планку» осознано. И как только он решил это попробовать, «планка упала» самостоятельно! Олег тут же ощутил это всем телом. Руки налились, непонятно откуда взявшейся силой, страх исчез без следа, вместе со всеми остальными эмоциями. Мысли работали чётко и ясно. И это ощущение силы.. .  Испытав это единожды, ты не забудешь этого никогда.

Пожалуй, именно тогда он в первый раз смог самостоятельно «уронить планку» у себя в голове. Он смог переключить своё сознание в, так называемое, «место без жалости», так он потом станет называть это состояние. Но это будет уже после прочтения книг К. Кастанеды. Тогда же Олег даже не слышал о существовании таких книг, первую его книгу он прочтёт только через 7 лет. Да и о том, что  бойцов спецназа натаскивают на это состояние годами, он тогда тоже ничего не знал.

Обычно в таких ситуациях его сознание, как и сознание большинства, выбирало совсем другой путь. Этот путь был путём страха, это состояние, когда его сковывал абсолютный страх, который не позволял ему даже адекватно мыслить. Мысли путались и смешивались, единственное, о чём он мог думать в такие моменты, «когда всё это кончится». Вспоминать потом свои поступки, совершённые в этом состоянии, было очень мучительно. Так как размышляя логически, ты понимал, что твои действия были действиями презренного труса.  Говорят, что корни этого страха в нас запускают родители, в тот момент, когда сильно наказывают своих детей…

Состояние, противоположное этому можно описать, как падение какой-то внутренней планки, именно ломание стереотипа, навязанного вам социумом, крушение страха. Какая-то внутренняя планка падала в его голове и мысли становились предельно чёткими, действия становились ясными и понятными, каждое движение становилось предельно рациональным, страх полностью пропадал, как и все остальные эмоции. Всем управлял холодный, расчётливый разум, причём этот разум, скорее исходил от его подсознания, чем от сознания. Это был разум некоего сверх я, у которого были ответы на все вопросы.

Не нужно думать, что переход в это состояние дался ему просто так. С начала его жизни, в подобных ситуациях, в основном, преобладал страх. Олег ненавидел себя за этот страх, и всегда пытался его побороть. Но по мере его  осознанности, и попыток побороть этот страх,  всё чаще и чаще получалось попадать именно в это состояние. Отталкиваясь от состояния «труса», отвергая его и пытаясь докопаться до его глубинных причин, Олег стал обнаруживать в себе состояние, полностью противоположное страху. И однажды, он его испытал.  Он попал в него случайно, в тот момент, когда ему уже не на что было надеяться.

Вскоре это состояние, стало им легко узнаваться, но он не мог в него переходить осознано. Обычно это происходило, когда он получал первый удар в драке. Ему даже казалось, что он слышал лёгкий щелчок, который превращал его в машину, в бездушного киборга. В зверя, которому всё равно, что с ним случится через секунду. Зверь, который жил моментом сейчас, у которого отсутствует страх и жалость, есть только холодный расчёт. Но только что, он вошёл в это состояние просто пожелав этого…

Подростки в помещении притихли, но кое-кто продолжал разговаривать. Остальные угрюмо смотрели на вошедших, явно ощущая себя здесь своими, и чувствуя своё численное преимущество. Олег бегло окинул всех взглядом, чувствуя в себе силы и желание разорвать их всех разом на кусочки. Небрежно повернулся к Владу и спросил:

- Кто из них?! - он специально спросил это чуть громче, чтобы этот вопрос слышали все.

Разговоры в помещении тут же прекратились. Такой наглости от него не ожидал никто. Ни подростки, смотрящие на него с удивлением, ни Влад с Максом, вошедшие с ним. Единственный, кто не удивился, это брат Макса, которому очевидно предварительно рассказали, о том, что ему на помощь придут серьёзные ребята. Он медленно осмотрел всех присутствующих, и указал пальцем на группу из 5 человек, стоящих поодаль. Олег уже было направился в их сторону, но Макс остановил его. Максим, показав жестом одному из пятерых на дальний угол курилки, сам направился в ту сторону. Тот молча подошёл в указанную сторону, и они стали тихонько разговаривать.

Четверо оставшихся переглянулась между собой, двое из них спешно забычковали только что прикуренные сигареты, вспомнив, что у них ещё куча дел, спешно попрощались и вышли из сортира. "Лохи", - тут же для себя определил их Олег, - "Вот так вот взять и кинуть своих, корешей… .. . Я бы за такое, не то что руки бы не подал, после этого… .. ". 

Обернувшись на скамейку, Олег увидел, что половина народа, из сидящих на скамейке, спешно ретировались. Оставшиеся сидели только потому, что не хотели показывать свой страх. Хотя он явно был, они пытались «держать авторитет».

Работа Олега была сделана, стало ясно, что ни какой драки не будет, и что ребятам в дальнем углу сегодня не повезло. Даже если они правы, им просто «внушат», что они не правы. Тем не менее, Олег небрежно достал пачку «мальборо»,  ловко вынул оттуда сигарету, и прикуривая тихонько спросил у оставшихся на лавке:

- Вам тут что, цирк? Что уставились то!?  

Олег сам удивился своей наглости. Не говоря уже про всех остальных.

Один из сидящих, наверняка самый «авторитетный» в здешних кругах, делая вид, что ему абсолютно не страшно, сказал:

- А что это вдруг, тут уже и посидеть нельзя стало!?

Олег медленно поднял на него взгляд, всем своим видом говоря: «Не понял, это кто тут ещё такой нарисовался».

- Олег! - громко позвал его Влад, давая понять, что Олег уже «перегибает палку».

Олег медленно повернул голову в сторону Влада, выдержал паузу. Затем повернул голову на вопрошающего. И тихонько многообещающе сказал:

- Ну посиди, посиди.. .

Олег знал, что через 5 минут на этой скамейке никого не будет. И он не ошибся..

....

Олег мог бы написать отдельную книгу, составленную из подобных историй его жизни. Получилась бы достаточно увлекательная повесть.. Но в рамках данной книги ограничимся одной этой историей, так как наша книга совсем не про это.

 

Читать дальше, дневник воина

 

Книга: